Шедруб Линг
Буддизм на Урале в XIX веке

Буддизм на Урале в XIX веке

Оренбургские казаки с верблюдами

После завершения откочёвки калмыков в Нижнее Поволжье через Южный Урал в начале XVIII века буддизм на некоторое время исчез из Уральского региона, но сравнительно скоро вернулся туда — вновь благодаря калмыкам. В к. XVIII — н. XX веков практически все уральские буддисты были калмыками, несущими службу в казачьих войсках, охранявших южные рубежи России, а также членами их семей. Казачьих войск, имевших в своём составе калмыков-буддистов, было два: Оренбургское и Уральское.

Положение калмыков-«оренбуржцев» было непростым. Дело в том, что вошедшие в Оренбургское войско калмыки представляли из себя выкрестов, то есть бывших буддистов, принявших православие. Для того, чтобы минимизировать влияние на них со стороны их бывших единоверцев, таких калмыков старались переселять из Нижнего Поволжья; в частности, именно с этой целью — в качестве места поселения новокрещёных калмыков — Татищевым был в 1737 году основан Ставрополь-на-Волге (ныне Тольятти). Вскоре, однако, выяснилось, что калмыки не желают оставлять традиционное скотоводство, и впоследствии их, приписанных к Оренбургскому казачьему войску, переселили в степи Южного Урала — сегодня это самый юг Челябинской области.

Калмыцкие гелюнги

Несмотря на формальное исповедование христианства, очень многие «оренбургские» калмыки на деле продолжали исповедовать буддизм. Это было связано с тем, что в обмен на крещение им полагался целый ряд разнообразных благ: материальные выплаты, личная свобода, прекращение уголовной ответственности и т. п., поэтому обращение многих калмыков в православие было чисто внешним. Числясь крещёными, калмыки продолжали тайно обращаться к монахам-гелюнгам, соблюдали буддийские праздники и обычаи, читали буддийские молитвы. В случае выявления таких «тайных буддистов», как их самих, так и монахов, что к ним приезжали, ждало уголовное преследование вплоть до заключения. Лишь после 1905 года, когда крещёным было законодательно разрешено переходить в веру своих предков, эти тайные буддисты смогли публично заявить о своей настоящей вере, не опасаясь репрессий.

А вот в Уральском казачьем войске калмыкам скрывать свою буддийскую веру не было нужды, так как преобладающую часть их составляли те, кто никогда не крестились и такого желания не высказывали. Уральские казаки-калмыки не подчинялись никакому вышестоящему буддийскому наставнику; признавая духовный авторитет Верховного Ламы калмыцкого народа (Шаджин-ламы), они ездили в Поволжье лишь за получением монашеских обетов, а фактически их религиозной жизнью ведало войсковое начальство. На всё калмыцкое население Уральского войска полагалось иметь 11 «штатных» (то есть утверждённых войсковой канцелярией) монахов-гелюнгов, однако любой уральский калмык имел возможность самостоятельно съездить к Шаджин-ламе за монашеским посвящением. Особенно массовым это явление стало после 1905 года. В это же время Багша-лама донских калмыков Мунко Борманжинов начал предпринимать попытки устранения местной «буддийской автономии», выступая за установление более тесных административных связей уральских буддистов с Шаджин-ламой, организацию у них качественного буддийского образования и т. п.

Калмык-казак Уральского войска

У калмыков-уральцев, в отличие от оренбуржцев, были свои молитвенные дома и даже один полноценный хурул (храм), располагавшийся в станице Кармановской. В 1897 году, на момент проведения первой всероссийской переписи, всего в Уральской области проживало 960 буддистов, большинство — в Калмыковском (Лбищенском) уезде. В основном это были калмыки, однако было среди них и несколько бурятских лам. В 1920 году, в связи с образованием Калмыцкой автономной области, все проживавшие на Урале калмыки, в том числе и из расформированного Оренбургского войска, были переселены в Нижнее Поволжье.

Кроме калмыков, жили на Урале в XIX веке и буддисты других национальностей. В конце века они проживали в Пермской губернии — в Ирбите (где на местной ярмарке была широко представлена китайская торговля чаем и тканями), Красноуфимском и Соликамском уездах, в Тобольской губернии — в самом Тобольске и Ишимском округе, в Оренбургской губернии — в Оренбургском, Верхнеуральском, Орском и Челябинском уездах. В начале ХХ века, после начала Японской войны, с театра боевых действий в Приуралье стали прибывать на поселение в Пермской губернии японцы и другие выходцы с Дальнего Востока. К началу сентября 1904 года на Урале оказалось свыше 700 японцев, а также до 150 китайцев и корейцев. Китайцы принимали активное участие в строительстве железных дорог в Уральском регионе. Во время Первой мировой войны, в связи с острой нехваткой рабочих рук на уральских заводах, китайцы на Урал стали приезжать тысячами; особенно большое количество китайских рабочих в к. 1910-х годов оказалось в Алапаевске. Впоследствии эти китайцы под командованием своего бывшего подрядчика Жэнь Фучэня сформировали добровольческий батальон и, вместе с Пермским батальоном Ли Ханчина, сыграли заметную роль в ходе Гражданской войны на Урале, сражаясь с войсками Колчака на стороне Красной Армии.

Буддизм на Урале в наши дни »


О НАС