Шедруб Линг

«Я обязательно вернусь в Качканар»

04.10.2017 г.

Сатима (в миру Светлана Бурмистрова) родилась в Екатеринбурге, живет и является постоянным членом общины единственного на Урале буддийского монастыря «Шедруб Линг», расположенного в самом сердце Среднего Урала, на Северной вершине горы Качканар. Сегодня Сатима находится в Индии в городе Дарамсале, на обучении в женском монастыре Тосамлинг. В марте 2017 года девушка получила монашеское посвящение и теперь проходит тренировку в практике монашеской нравственности, получает учения по буддийской философии и изучает тибетский язык.

 

 

В данный момент оставшиеся на горе жители монастыря «Шедруб Линг» решили организовать для Сатимы небольшие зимние каникулы в родной дом и в сам уральский монастырь. Для того, чтобы девушка поделилась полученными в Индии опытом и знаниями со всеми желающими, и смогла провести два кратких курса по основам философии и практики буддизма, а так же ритрит по практике Зелёной Тары. После чего в феврале Сатима планирует вернуться назад в Дарамсалу и продолжить свое обучение. Блогер Павел Таскаев, создатель сайта Путешествуй.com взял у нее интервью.

— Расскажи, пожалуйста, как ты увлеклась буддизмом? С чего все началось? Что послужило тем самым переломным моментом или жизненным толчком?

— Мое знакомство с буддизмом началось 15 лет назад, когда я впервые поднялась на гору Качканар и познакомилась со своим учителем — Ламой Тензином Докшитом. Мне тогда очень понравился его неординарный взгляд на вещи и увлекла идея создания буддийской общины, а в будущем монастыря и института буддизма на Урале. О буддизме я тогда совсем ничего не знала, но решила остаться на горе и помогать в строительстве. Постепенно я ознакомилась с основами буддизма, приняла буддийское прибежище и начала делать практики. Также, под руководством Ламы Докшита совместно с другими учениками я занялась изучением классических буддийских текстов, таких как Ламрим Ченмо (Руководство к этапам Пути к Пробуждению) Ламы Цонкапы. Постепенно изучение и практика буддизма стали неотъемлемой частью моей жизни, и я решила посвятить себя этому полностью и принять монашеские обеты. С этого момента я работала только на горе Качканар и только ради идеи создания полноценного буддийского монастыря и института.

— Как давно ты уже практикуешь буддизм? Сколько лет уже живешь на горе Качканар в монастыре «Шедруб Линг»? Как вообще решилась переехать из своего родного города жить на гору?

— Практикую 14 лет, столько же живу в «Шедруб Линге». Решилась переехать очень легко, т.к. не было особенных привязок в городе. Не было работы, семьи и детей. С другой стороны, на горе началась моя самостоятельная жизнь, появились друзья, ответственность, дом и смысл жизни. Так я и осталась в «Шедруб Линге».

— Есть ли у тебя семья? Ты замужем? Есть ли дети? Как твои родные, друзья и знакомые отнеслись к твоему жизненному выбору принять и практиковать буддизм?

— Вопрос про замужество и детей некорректен потому, что монахи соблюдают целибат и не могут иметь супруга и детей. Моя семья — мама, брат и бабушка. Поначалу из-за недостатка знания и опыта, к моему выбору жизненного пути они отнеслись с тревогой и сомнениями, боялись, как бы я не попала в секту. Но, со временем, видя во мне только хорошие перемены, и понимая, что я нашла цель в жизни, они приняли мой выбор. Сейчас они поддерживают меня, постоянно спрашивают: «как там на горе дела?»

— Как ты решилась отправиться на обучение в Индию? Лугмопа, тоже член вашей общины, проходил обучение в Таиланде. Почему ты выбрала отправиться в путешествие именно в Индию?

— Еще буквально пару лет назад я и не думала, что однажды поеду на обучение в Индию. Это казалось невозможным из-за отсутствия опыта путешествий, языкового барьера, собственной неуверенности, и недостатка средств. Но, случилось так, что примерно 5 лет назад я и достопочтенный Лугмопа вместе решили принять монашество. Так как в России стать монахиней невозможно, я стала искать другие возможности для этого. Сначала в 2014-15 годах я совершила две поездки в Монголию, в надежде, что смогу стать монахиней и учиться там. Но и там это оказалось невозможным. В интернете я нашла информацию о курсе подготовки к монашескому посвящению, который проводится в буддийском центре «Тушита» в Дхарамсале. Там же я узнала, что Его Святейшество Далай Лама почти каждый год дарует монашеское посвящение, и, что женщинам, получившим монашеское посвящение у Его Святейшества, рекомендуется прожить два года в буддийском монастыре Тосамлинг. Узнав об этом я сначала съездила в Индию на разведку. Связавшись с центром Тушита и монастырем Тосамлинг я договорилась, что смогу приехать поработать там в обмен на проживание и питание.

— Как сейчас проходит твое обучение в монастыре Тосамлинг? Расскажи, пожалуйста, подробнее, что вы в нем делаете? Чем занимаетесь? Что читаете и изучаете? Как организовано твое время и есть ли свободный для отдыха досуг?

— Мы живем по распорядку дня. Встаем в 5.00, выполняем личную практику, в 5:50 у нас совместная медитация и чтение молитв, в 7:00 завтрак, с 8:00 до 9:00 урок тибетского языка, с 9:00 до 11:00 хозяйственные работы, в 11:30 обед, с 12.00 до 16:00 учебное время, в 17.00 ужин, после ужина свободное время, но по средам и пятницам с 18:00 по 19:30 проходят занятия по монашеской тренировке. На этих занятиях мы обсуждаем основные идеи и трудности монашеской жизни. Старшие монахини делятся опытом, а младшим даются вопросы для размышлений, которые обсуждаются на следующем занятии. Каждый день проходят занятия по тибетскому языку. Когда наш духовный руководитель геше Цеван Нима, находится в монастыре, он дает учения на тему Ламрим, обычно они проходят с 15:00 по 16:30. Также в Дарамсале часто дают учения другие учителя разных традиций буддизма, в том числе Его Святейшество Далай-лама, на которые обычно мы ездим всей общиной.

Каждая монахиня обязана выполнять небольшие хозяйственные работы два часа в день. В мои рабочие обязанности входит шитье и уход за собаками.

— На каком языке и как общаешься с местными жителями в Индии? Как тебя воспринимают и как к тебе относятся индийцы? Все ли понимают, что ты из России и как к этому относятся? Как вообще в Индии относятся к русским?

— Общаюсь в основном на английском. Из-за обилия туристов в Дарамсале почти все местные мало-мальски говорят на английском, а для многих жителей и гостей монастыря это либо родной язык, либо второй язык, на котором они свободно говорят. Индийцы — добрые души, воспринимают иностранцев с уважением и интересом, я не являюсь исключением из правила. То, что я из России понимают не все, и, как показал опыт, не все даже знают о России. Мне объяснили, что это связано с уровнем образованности, многие люди из бедных семей не получили достаточного образования, потому даже не знают про существование России. Те же, кто хорошо образован, относятся к русским с уважением из-за давней дружбы Индии с Россией.

— Для того, чтобы попасть в женский буддийский монастырь, были ли какие-то критерии отбора для девушек, или требования, или испытания, или экзамены? Любая девушка может просто взять, записаться и стать монахиней в буддийском монастыре, или для этого необходимо что-то сделать? Как ты попала в монастырь Тосамлинг?

— Единственным условием было собеседование с настоятельницей. Для того, чтобы стать здесь монахиней, необходимо точно знать, что тебе это нужно и зачем это нужно, соответственно нужно быть практикующей буддисткой. Затем нужно желание учиться и совершенствоваться, знание английского языка и определенный уровень смелости и отречения. Я немного говорила, как я узнала о Тосамлинге. По совету одного буддийского ламы я сначала съездила на разведку. В прошлом году я приехала сюда в качестве волонтёра, поработала 2,5 месяца. Волонтером сюда может приехать любой желающий. За 5 часов работы 6 дней в неделю дают отдельную комнату и трехразовое питание. Я воспользовалась этой возможностью, так как это существенно сократило расходы на поездку. Тогда же я познакомилась с основательницей и настоятельницей монастыря Тензин Сангмо, рассказала ей о своих планах и договорилась об обучении и проживании здесь в течении двух следующих лет. Затем я вернулась домой на полгода, а в феврале снова прилетела сюда. В марте я получила начальное монашеское посвящение.

— Чем вы питаетесь в монастыре? Сколько раз вам разрешено есть и сколько раз вас кормят, и кормят ли вообще? Появились ли у тебя уже свои любимые индийские блюда?

— Для меня это самый забавный вопрос потому, что он напомнил мне о первых годах жизни в общине «Шедруб Линг». По-моему, пятнадцать лет назад, вопрос: «А что вы там едите?» был самым популярным среди туристов и интересующихся. Тогда вопрос стоял ребром, иногда, в первые годы на горе из еды у нас была только перловка, и мы ждали, когда придут гости и принесут чего-нибудь вкусненького. Сейчас такого конечно нет. А здесь, в Тосамлинге, совсем не приходится жаловаться, нас кормят три раза в день. На завтрак обычно кукурузные хлопья с молоком, тосты с маслом и джемом, иногда овсянка. На обед готовят разнообразные блюда, так как в монастырь приезжают волонтеры из разных стран, меню здесь очень богатое, каждый готовит блюда из своей национальной кухни. Иногда приезжают профессиональные повара, иногда местный персонал готовит традиционные индийские блюда. Индийская кухня мне не особо нравится, так что и любимого блюда нет.

— Есть ли у вас в монастыре Тосамлинг компьютер или другие средства связи, к примеру, мобильные телефоны? Разрешено ли вообще таковыми пользоваться в любом буддийском монастыре? Получается ли общаться по интернету с родными людьми и членами уральской общины?

— Есть и компьютер, и телефон, пользуюсь свободно. Постоянно общаюсь с родными и друзьями.

— Скучаешь ли ты по родному дому и своим родным и близким людям? Скучаешь ли по горе Качканар и монастырю «Шедруб Линг»?

— Я не особо скучаю потому, что постоянно занята учебой. Скорее мне не хватает родных и друзей в смысле, что хочется с ними поделиться впечатлениями и переживаниями, получаемыми здесь. Хочется, чтобы они были рядом и разделили со мной опыт пребывания в Индии в буддийском монастыре.

— По окончании твоего обучения в Дарамсале в монастыре Тосамлинг, как и что изменится в твоей жизни? Получишь ли ты особый буддийский сан или какое-то другое значимое звание? Что даст тебе обучение?

— Изменится уклад жизни, как монахиня я должна соблюдать обеты, стричь волосы, носить монашескую одежду. Я уже получила сан монахини, никакого другого особого сана я не получу. Обучаясь в Тосамлинге, я получу базовые знания тибетского языка, знание смысла монашеских обетов и того, как их соблюдать, улучшу знание буддийской философии и практики.

— Есть ли у тебя какие-то планы на будущее, после обучения в буддийском монастыре Тосамлинг? Вернешься ли ты обратно в уральскую общину, или останешься жить в Индии?

— Я планирую вернуться домой, чтобы продолжать работать над организацией учебных программ по буддийской философии и практике в общине «Шедруб Линг».

— Твои пожелания всем последователям буддийского учения в России?

— Хотелось бы пожелать чтобы буддизм на Урале и вообще в России развивался и чтобы все больше людей проникались его учением и философией жизни.

Спасибо, Сатима, что нашла время пообщаться и искренне ответила на все наши вопросы. Желаем тебе скорейшей реализации всех планов в монастыре «Шедруб Линг» и создания института буддизма на Урале.



Все новости

Комментарии (0)

    Комментарии к данной странице отключены.