Шедруб Линг

Лама Игорь Лопатин — о бодхичитте

30.09.2016 г.

В сентябре 2016 лама Игорь Лопатин побывал на Урале. Его поездка включала встречу в Челябинске с беседой «Медитация шаматхи — основа буддийской практики», ретрит по шаматхе под Магнитогорском, уже в самом Магнитогорске была встреча на тему: «Буддийский взгляд, применение в повседневной жизни», такая же беседа в Екатеринбурге и ретрит по шаматхе на горе Качканар.

 

Бодхичитта, как вы знаете, есть абсолютная и относительная. В свою очередь, относительная бодхичитта делится на две: устремления и действия. Бодхичитта устремления подобна тому, как мы решаем куда-то поехать, она же называется бодхичиттой намерения. Например, мы хотим поехать в Индию. А бодхичитта действия — это когда мы действительно едем туда. Покупаем билет и едем. Бодхичитта основана на любящей доброте и сострадании. Сначала мы взращиваем любовь, на основе любви возникает сострадание, так как мы любим всех существ, мы не хотим, чтобы они страдали. На основе сострадания возникает желание всем помочь, т.к. существ очень много, то мы желаем стать буддой, чтобы помочь всем существам. Мы ограничены временем жизни и возможностями в данной ситуации, а будда обладает безграничными возможностями, и он может помочь всем существам. Для него не существует время, он может на протяжении существования самсары приносить пользу живым существам.

Для развития любви много методов на самом деле, но я расскажу о двух. Традиционный метод заключается в том, что наша любовь основывается на благодарности. То есть нам кто-то сделал доброе дело, а мы испытываем благодарность и говорим: «Добрый человек, ты для нас столько сделал, пусть у тебя все будет хорошо». Самый значимый человек, который для нас сделал больше всех, — это наша собственная мать, она проявляет четыре вида доброты. Первый вид — это доброта дарования рождения, что значит: мать с самого начала заботится о нас, с момента зачатия. Она отказывается от кучи вещей, которые могут навредить ребенку. Она перестала есть любимые блюда, она перестала употреблять любимые напитки, которые приносят радость ей, она перестала курить сигареты. Бросила все, что могло повредить развитию ребенка. Она это все устранила. Далее плод развивается, мать чувствует недомогание, у нее обмороки, рвота. Она переносит это героически. Неважно, что она чувствует, главное, чтобы все было хорошо с ребенком. У нее растет живот. Любимая одежда, в которой она выглядит красиво и сексуально ей уже не подходит. Она стесняется выходить на улицу, показываться перед другими людьми. Все это она переносит с героическим упорством, ни капли не жалея о том, что ей приходится терпеть. Когда живот вырастает еще больше, она не может спать, как она привыкла. Ей нужна только определенная подушка и положение. Само рождение ребенка связано с дикими болями. В текстах описывается, что в человеческом теле находится большое количество суставов. Во время родов все эти суставы выворачиваются. Кроме одного, который находится в подбородке. Когда у нас вывихивается одна нога, мы неделю ходим с костылем, а здесь выворачивает все суставы, рвется плоть. Это она мужественно сносит, а мы появляемся на свет. Эта доброта — самое великое добро, ничто не может сравниться с дарованием жизни. Мы обретаем все богатство этой жизни, можем обучаться, расти, наслаждаться. Только потому, что мать подарила нам жизнь. Только за это можно ставить ей памятник. Нет ни одного существа, которое могло бы превзойти этот поступок. Некоторые считают, что мать для них ничего не сделала, оставила сразу после родов в роддоме, сама ушла дальше гулять. Даже в этой ситуации есть за что ценить мать. Другие существа также могут выполнять роль матери, так что мы все равно называем доброту материнской.

Следующая доброта — это доброта сохранения жизни. Когда мы рождаемся, мы беспомощны. Мы просто грязный комок мяса, который орет весь в нечистотах. Мать не отбрасывает нас брезгливо со словами: «Уберите от меня это чудовище». Наоборот она нас берет как драгоценность, прижимает к своему сердцу, кормит грудью, для нее это самое ценное, что она получила. Дальше мы растем, она нас кормит собственными соками. Все эти питательные вещества ей бы самой пригодились, но она нас кормила, пока еще мы были в утробе. Если мы запищали в коляске, то по первому крику мать сразу смотрит, что произошло. Особенно если это первенец, мать находится в постоянном стрессе. Для неё нет понятия времени суток, она идет куда угодно, чтобы избавить своего ребенка от болезни. Она продолжает заботиться до последнего своего вздоха, всегда спрашивает, не голоден ли он, не холодно ли ему. Если его посадили в тюрьму, носит ему передачки. Он уже здоровый детина, а мать сохраняет и оберегает его. Это — доброта сохранения жизни.

Другая доброта — это дарование знаний. Когда мы рождаемся, мы ничего не знаем. У нас открыты глаза и рот, и пустой желудок, и мы только орем. Мать нас учит всему: ходить в туалет, пользоваться ложкой, завязывать ботинки, надевать колготки, застегивать рубаху, говорить: «Мама», «Папа». Не то чтобы это ее раздражает, наоборот — она с радостью учит, передает все, что сама знает, что хорошо, что плохо. «Вырастешь, тогда поймешь, что ж ты такой у меня глупый». Это и есть доброта дарования знаний. Она и в школу нас отправляет за свои деньги, нанимает учителей. Знакомит, если буддистка, с учением Будды, ритуалами; если христианка, с христианством. Мать постоянно заботится и дарует знания.

Четвёртый вид доброты: в нем участвуют оба родителя, как и предыдущем. Но в предыдущем все-таки больше участвует мать, отец может только наказать, если ребенок что-то не так сделал. Наделение имуществом — вот четвёртый вид. Мы рождаемся голыми, и ничего у нас нет. Родители нас не оставляют, покупают все необходимое: кроватку, матрасик, одеяльце, подушечку, пеленки, распашонки. Немыслимо, сколько они покупают для нас. За свои деньги они даруют нам это имущество не потому, что нам задолжали, а из-за любви. Когда мы вырастаем, как яки, мы выгоняем своих родителей, говорим: «Мне надо привести жену, а вы живите на даче. По законам мне принадлежит ваше имущество». Мы выгоняем старых родителей, потому что они нас раздражают или раздражают нашу любимую. Ходят только с советами своими. Когда мы рассматриваем это все, то понимаем, сколько всего сделали для нас родители, и в нас рождается великая благодарность. Дальше мы смотрим, что у всех существ есть матери, которые заботятся о детенышах. Будда нам говорил, что все существа с безначальных времен как минимум один раз были нашими родителями, а некоторые и несколько раз. То, что в этой жизни для нас сделала мать, в предыдущей жизни сделала другая мать. В позапрошлой — еще одна. Мы понимаем, что все существа осуществили для нас такую же доброту, и на этой основе у нас возникает любовь ко всем существам, мы видим всех существ как своих матерей. Это традиционный метод.

Что насчет существ, которые такое не испытывают... Сейчас время деградации, есть некоторое влияние европейское и американское, когда люди перестают ценить своих родителей, относятся с пренебрежением и не считают, что они что-то сделали. Для таких людей тяжело породить благодарность, потому что дети растут сами по себе, имеют столько же прав, сколько имеют родители, они могут сказать своей матери: «Заткнись», потому что им не нравится, что она говорит. У русских еще присутствует уважение к страшим. Для тех, кому тяжело взрастить благодарность, есть альтернативный метод. Представить существо, которое у нас вызывает чувство умиления. Это либо ребеночек, щеночек, котеночек. Чувство умиления, когда хочется взять, потискать, прижать. Подумайте, вспомните такое существо. Мы пытаемся развить это чувство любящей доброты. Умиление — ее суть. Мы желаем этому существу, чтобы у него все было хорошо, было хорошее здоровье, все наладилось в жизни, все сложилось счастливо. Сильное пожелание ему делаем. Вспоминаем других подобных существ. Если это ребенок, то добавляем щенят, козлят, цыплят, кого угодно, расширяем представление. Они такие же дети, глупые, неуклюже себя ведут. Мы так же желаем им счастья, продолжаем расширять это чувство, включаем близких, дорогих людей, учителей, любимых, родителей. Представляем их и желаем, чтобы они были счастливы. Еще сильнее расширяем этот круг. Теперь в нем наши соседи, друзья, знакомые, все, с кем когда-либо мы сталкивались. С этим же чувством желаем им всего хорошего. Дальше раскрываем круг, еще больше включаем существ. Даже безразличных нам людей, тех, кто живет в городах, ходит по улицам, ездят на машинах, в троллейбусах, метро. Думаем, почему мы к ним безразличны и не желаем им счастья. Все, кто мне сейчас дороги, когда-то тоже были мне неизвестны, они жили где-то своими жизнями. Только после встречи с нами они стали близки. Эти люди тоже могут оказаться мне очень приятны. Будьте и вы счастливы, все остальные существа.

Наше чувство расширяется на всех. При мысли об абстрактных людях это чувство может уменьшиться, и мы возвращаемся к первому существу, наблюдаем за ним. У нас с новой силой возникает чувство доброты, и мы опять возвращаемся к безразличным людям, американцам, неграм, евреям, мусульманам. Всем, кого мы, может, и не особо любили, когда были русскими националистами. Они так же хотят счастья, как и мы. Поэтому пусть и они будут счастливы, мы перекладываем на них это ощущение.

Следующий шаг — это враги, вспоминаем их всех. Думаем: «Вот уж вам ни за что. Вы мне столько гадостей наделали, вам счастья пожелать? Вы должны вкусить полного страдания, чтобы вас в дугу свернуло». Вот так накручиваете, накручиваете себя, а потом: «Что же я такая скотина, люди тоже хотят счастья, почему я к ним так плохо отношусь?» Возможно, они не всегда были врагами, а друзьями, вызывали во мне восторг, счастье, я считал, они самые лучшие. Возможно, все изменится, мы опять стали друзьями. Мы же буддисты, понимаем, что возникает из причины. Враг не по природе своей враг, а потому что в прошлом мы создали причины для этого. Если мы исправим причины, то он перестанет нам быть врагом. Это же карма. Мы засеяли семена, а человек стал условием, чтобы нам вернулись кармические семена, а он очищает их. Но сам он накапливает семена и в будущем будет страдать, как и мы. Мы подставили человека, даже друга в прошлом, чтобы он накапливал себе негативные причины. Но теперь мы меняем свою точку зрения на врага. Чем сильнее враг, тем сильнее мы должны становиться. Наш враг оказывает офигительную услугу, взращивает наше терпение, мы преодолеваем трудности, которые он нам создает. Поэтому мы должны быть благодарны ему, он наш учитель смиренности, терпения, без которых мы не достигнем просветления. Если все вокруг друзья, все тебя любят, как ты терпение будешь практиковать? С врагом ты не играешь, у него четкие намерения тебя уничтожить, и ты реально решаешь проблему. Он по-настоящему в тебе взращивает эти качества. Врагов надо ценить, они важнее, чем друзья. Друзья нас расхолаживают, сманивают забухать, заманивают в сторону, а враг конкретен. Рассмотрев ситуацию всестороннее, мы понимаем: если мы изменим себя, не будем отвечать на оскорбление оскорблением, враг тоже перестанет вредить. Вы помогаете и ему измениться. А потом вы настолько открываетесь друг перед другом, что это может послужить причиной глубокой дружбы. После этого ты легко пожелаешь ему счастья. Если он счастлив, он не захочет тебе вредить, и вот так мы включаем в круг абсолютно всех существ. Так же мы возвращаемся к практике шаматхи, мы можем породить это чувство, всем пожелать счастья с открытым сердцем и оставить все, как есть, и пребывать в этом состоянии любящей доброты без всяких мыслей. На основе такой любви нам легко развить сострадание. Со–страдание. Значит, мы видим страдание других как собственное, потому что мы любим всех. Чужое страдание даже важнее, и мы хотим его уничтожить. Не потому что этот человек нам родственник, а потому что страдание никому не приятно.

Это чувство сострадания мы так же развиваем. Представляем мать в тяжелой ситуации, например, в больнице. Она обречена, у нее неизлечимая болезнь типа рака, у нас автоматически возникает это чувство. Мы выражаем его: «Пожалуйста, пусть у тебя не будет никаких страданий». Мы по этой же системе включаем других людей. Они же прямо сейчас страдают. Идут войны, там люди испытывают лишения, их убивают, отсекают конечности. Так существа испытывают физическую боль. Когда убивают кормильцев, любимых, детей, — это страдание психологическое. Кто-то так же лежит в больнице, болея раком. Мы обо всех думаем, у нас возникает это чувство, мы делаем пожелания, чтобы все у них наладилось. Мы как бы сами себя спрашиваем: «Что я могу сделать для этих существ, их ведь бесконечное количество?» Животные тоже страдают. Сидят на привязи целый день и уйти не могут. Еды ему принесли — он уже рад. Пашут животные, им тяжело, а их бьют. Мы смотрим на всех существ. Берем адские страдания, голодных духов, тогда это страдание просто невыразимо. Все существа страдают, как мы им можем помочь? Привести к пониманию природы ума и причины их страдания. Причина — неведение. Чтобы его устранить, нам самим нужно это понять, устранить в самих себе. Потом мы можем показать другим, что есть неведение. С решимостью мы обращаемся к единственному, кто нам может подсказать, — Будде, которые превзошел мирское, вышел из этого. Он увидел суть всего. Став буддой мы можем помочь существам, поэтому мы на основе любви устремляемся к Просветлению. Пожелание достичь Просветления — это бодхичитта устремления. А наш путь, когда мы принимаем Прибежище, медитируем, делаем кучу всяких методов, — это уже бодхичитта действия. Просто раздаем еду нищим — это Бодхичитта действия. То, что мы делаем для других. Так мы развиваем относительную Бодхичитту и Бодхичитту действия.

А абсолютная бодхичитта — это, когда мы постигаем недвойственную природу ума, что наш ум ничем не отличается от умов других. Это наш общий сон. Мы как один организм. Нет разницы: твоя проблема — моя проблема. Мы устраняем саму проблему, а не ее хозяина. Это и есть развитие бодхичитты. Все учения Будды так или иначе ее касаются, развивают, укрепляют.

Мудрость в том, чтобы понять природу ума. Наши действия тогда становятся автоматически правильными. Мы не отделяемся от других, зачем нам кому-то вредить? Левая рука не будет вредить правой. Только у сумасшедшего может возникнуть такая идея.

Глубинная доброта пронизывает все, даже, я думаю, вся Земля возникает из-за доброты всех будд. Помните «Бодхичарья-аватару»? «Да стану я едой для голодного, да стану я лекарством для больных, да стану я землей для людей». Это и есть доброта, чтобы люди могли жить, развиваться, изучать, существовать. Будды дают мудрое учение о том, как все устроено. Поэтому все развивается, идет к освобождению. Только от нас зависит, внемлем ли мы, прилагаем ли мы усердие.

Где спаситель, который нам придет? Я сам себя спасаю. «Стань себе светильником», — сказал Будда.

Абсолютная, относительная реальность для меня самого были непонятны. Абсолютная реальность — это реальность как таковая. Относительная — то, как я к ней отношусь. Относительная бодхичитта — как я развиваюсь, насколько я сострадателен. Это речь про мой уровень. Абсолютная — когда ты неотделим от других, видишь других как себя, как один организм.

Одно из бесстраший Будды — сказать, что он будда. Он заявляет миру, что он будда. Он выражает то, что есть. Бодхисаттва так же может это заявить. Есть описания уровней, чтоб ты мог себя сравнить, на каком ты уровне, чтобы у тебя было вдохновение идти дальше. Одно дело сказать, как есть, другое — возгордиться. «Я стал кем-то». «Я» никем не может стать. «Я» — это иллюзия. Я себя называю кем-то, но это, как разная одежда. Я в кителе — я солдат. Я в халате — я доктор. Это же не так. Суть — ты никто. Я — это идея. Полосатые штаны надел — я бодхисаттва, что ли?

Если заслуга ради заслуги получена, то это не то. Ты что-то сделал, ты ждешь награду. Эта награда и есть твоя заслуга. А если ты делаешь на благо всех, то эта заслуга безгранична. Высшее деяние должно сопровождаться мудростью. Парамита щедрости без мудрости становится обузой.

Есть методы, которые умножают твою заслугу. Твое намерение — быстрее достичь Просветления, чтобы прямо сейчас помогать. Через тысячу кальп, когда? Уже сейчас надо, восемь вечера.

 



Все новости

Комментарии (0)

    Комментарии к данной странице отключены.